Права ребенка. Часть 3. Если спор с учителем…

 

(из просторов интернета)

Какое это счастье – быть взрослым! Я вдруг поняла это, когда впервые побывала на родительском собрании.

— Здравствуйте, уважаемые родители! Большое вам спасибо, что вы нашли время прийти на наше родительское собрание, оторвались от важных дел, чтобы уделить нам внимание! Спасибо, что заботитесь о ваших детях…

Я слушала речь завуча и вспоминала, как я была ученицей в этой же школе. Когда сидишь за школьной партой, контраст особо чувствуется! Кажется, что еще вчера нас встречали по-другому. — Сели! Рты закрыли!

Моя одноклассница пожаловалась завучу: — Учительница обзывает нас скотиной и другими животными! В ответ на это завуч сказала: — А вы и есть скотина!

Отчего произошли такие значительные изменения? Почему мы вдруг стали такими уважаемыми? Не думаю, что за эти годы мы сильно изменились. Прислушиваюсь к себе: те же ощущения, та же душа, то же чувство собственного достоинства, что и в двенадцать лет. Я сижу за партой, и мне кажется, что я никуда из школы не уходила. Так за что педагоги стали нас уважать? Неужели только за возраст? А может, за то, что мы можем дать сдачи за «скотину»?

Мне хорошо, я сейчас посижу на собрании и уйду во взрослый мир, где у меня есть свобода выбора и уверенность в себе. И общаются там по-другому: «будьте любезны», «простите за беспокойство »… А моей дочке Вике еще предстоит этот сложный период, когда взрослые норовят тебя унизить, подчинить и проявить жестокость. И хотя уже далеко не Средние века, жестокое обращение с детьми до сих пор практикуется или, так скажем, не возбраняется. Ну что ж, я настроена на борьбу за счастье своего ребенка!

Выбор школы – это покупка кота в мешке! Как бы ни рекомендовали учительницу знакомые, все равно никогда не узнаешь, какие сюрпризы тебя ждут. Вот, например, у нас и программа хорошая, и учительница симпатичная, да и с детства я ее знаю. Но такого я от нее не ожидала! Она кричит на детей так, что дребезжат стекла в окнах! Когда я впервые услышала этот крик, я испугалась, что в классе произошло нечто из ряда вон.

Как дети реагируют на крики? Оказалось, у моей Вики еще положение хорошее, потому что она отлично учится. А Сережа, которому учеба дается плохо, лишился дара речи. Он ничего не делает на уроках, а учительница кричит все больше и больше. Я также разговаривала с мамой Гали. Оказалось, Гале в школе очень нравится, и крики Натальи Викторовны ее вовсе не беспокоят.

— Я сама на Галю все время кричу! – призналась мама девочки.

Но разве это правильно – делать крики нормой? Я не собираюсь кричать на детей только ради того, чтобы школа напоминала им дом!

Рассматривая эту тему, уместно вспомнить о проблемах детства, которые спрятаны у взрослых людей в бессознательном и многие годы отравляют им жизнь. Люди ходят к психологам и спрашивают: «Почему я не могу создать семью?» «Почему у меня нет денег?» «Почему я мучаюсь страхами?» А психологи задают им вопрос: «Когда вы впервые испытали страх?» И это не случайно, потому что от первого раза зависят все последующие случаи. Люди приходят к психологам избавиться от комплексов, тех самых комплексов, которые мы закладываем детям сейчас своими же руками! Этот судьбоносный «первый раз» с нашими детьми происходит в настоящее время, и оттого, каким он будет, положительным или отрицательным, зависит их дальнейшая судьба.

Учительница у нас особенная. В отличие от большинства педагогов, она кричит не только на учеников, но и на родителей. Когда ее упрекаешь в том, что она кричит, она нервно отвечает: — Нечего сюда ходить! Я здесь хозяйка, хочу и кричу!

К счастью, моя Вика учится хорошо, а вот маме Сережи на какой-то вопрос учительница ответила: — Мамаша, вы такая же тупая, как ваш ребенок!

Перед нами встал вопрос, что делать? Переводиться? Куда? Другая школа – такой же кот в мешке! Что там нас ждет? Здесь мы попали в очень хороший класс, где дети симпатичные и умные. Таков закон подлости: дети хорошие – учительница плохая, учительница хорошая – дети плохие. В соседней школе учительница интеллигентная, добрая, а класс, как на подбор, хулиганы К тому же наша школа очень удобно расположена – в пяти минутах ходьбы. Нам не надо переходить дорогу, и это тоже важно: безопасность превыше всего! Кроме того, у Вики в классе появились друзья и даже первая любовь. Поэтому школу менять не хотелось бы. Я обсудила эту проблему со знакомой учительницей литературы. Она сказала:

— Конечно, кричащий педагог – неприятно, но это даст прекрасный жизненный опыт. Мы ведь готовим детей к жизни в реальном мире, а не в сказке!

Я ответила: — Согласна, но скажите мне конкретно: что делать? Если мы с дочерью окажемся беспомощными в сложившейся ситуации, то это будет очень вредно для воспитания.

Так я узнала, как беседовать с директором школы, чего боятся директора и как составляются жалобы в вышестоящие инстанции. Но я не стала этим пользоваться, потому что всегда успею. Я решила воздействовать на учительницу. «Налаживать контакт» в этом случае сказать сложно, потому что на контакт она не шла. Я поняла, что с этой учительницей нельзя пользоваться стандартными фразами: «Я бы хотела вас попросить…» Она нагрубит и убежит.

С ней пришлось говорить командным тоном. Я точно определила, что нам от нее надо, и коротко и четко сообщила ей об этом: «Пожалуйста, не кричите на Вику!» Я повторила это несколько раз. «У меня нет к вам никаких претензий кроме одной: не надо кричать!» Учительница, конечно, сказала «не учите меня жить», но потом подумала и учла мое пожелание.

Мы с Викой должны были вести себя максимально корректно, чтобы в случае привлечения в качестве судьи директора нас с дочкой не в чем было обвинить. Я просто уверенно излагала свою позицию: «Крики – это в любом случае оскорбление, и неважно, хорошо учится ребенок или плохо!» Дочку тоже я учила одной нейтральной фразе: «Не надо на меня кричать!» Это и не оправдание, и не нападение, это просто заявление.

Однако пока я готовилась к этой масштабной войне, Вика нашла более легкий выход. Она стала относиться к крикам учительницы с юмором. Учительница кричит, а Вика улыбается.

Учительница возмущается: — Я же ничего смешного не говорю!

А Вике смешно. Вот он, жизненный опыт, полученный в школе! Но неожиданно случилось чудо (еще один сюрприз)! Учительница изменилась, кричать перестала, даже попросила прощения у Вики. Ей, видимо, оказалось невыгодно с нами воевать. Вика все еще обижена, а я восхитилась поступком учительницы: это же очень трудно – признать свою вину!

Вику я убеждаю не быть злопамятной, относиться к учительнице хорошо. И я рада, что нам удалось грамотно выйти из этого конфликта: без привлечения директора, без скандала, без оскорблений (по крайней мере, с нашей стороны). Я не переборщила в спорах с учительницей, не поддалась необузданному возмущению и в то же время не струсила, отстояла свою позицию. Приятно, когда совесть чиста как перед ребенком, так и перед учителем.

 

.