Русский язык – это наше огромное богатство. Берегите его!

Даже сегодня в упрощённом виде – это очень мощный язык. Если, например, сравнивать русский язык и английский язык, то русский язык на порядок сложнее и вариативнее, чем английский.

Если Вы откроете англо-русский словарь, то для множества английских слов одному английскому слову соответствует пара десятков русских слов. То есть десяткам русских слов соответствует одно английское слово. Но дело даже не столько в словах, сколько в конструкциях речи. Например, американская речь. Сама речь носит примитивный характер, хараткер шаблонности. При приветствии американец скажет либо "Hi", либо "Hello". И каждый должет как заводной должен отвечать "Hi, how are you?". А в ответ надо говорить "Fine. How are you?".

По-другому они не понимают. Если нечто подобное будет у нас – это тема пострашнее ночных кошмаров.

У русских такие жёсткий алгоритм общения представить просто невозможно. Начнём с приветствия. Вариантов – масса. "Привет", "Приветствую", "Здорово", "Здрав будь", "Здравствуй", "Моё почтение" и десятки других. На вопрос "Как дела?" можно услышать кучу ответов: "Дела как сажа бела", "Пока не родила", "Дела в Кремле, – у нас делишки", "Нормально", "Лучше всех", "Великолепно", "Всё путём", "Фиолетово", "На высоте", "Спасибо, фигово", "Дела рано начинаются и никогда не кончаются", "Терпимо", "Отлично", "И не спрашивай" и прочее.

Даже сам вопрос "Как дела?" имеет массу вариантов: "Как бодрость духа?", "Как твоего жития бытие?", "Как поживаешь?", "Как живёшь?", "Как сам(а)?", "Как оно (она)?", "Как оно Ваше ничего?". И так далее. Кто что придумает. Огромная вариативность речи – это автоматически огромная вариативность мышления.

Возьмите, например, английское словосочетание "I love you". Когда англичанин или американец говорит эти три заветных слова своей возлюбленной, он просто информирует её о своём отношении к ней. Как биоробот. У нас такое невозможно. У нас эти слова меняй в любой последовательности, и каждый раз получаются новые оттенки. А если ещё выделять слова, интонацией, то получается целая мозаика смысловых оттенков ("люблю я тебя", "люблю я тебя" и так далее). Всего из трёх слов. Если в английском поменять местами два слова, то это будет считаться нарушением правил. В русском языке крути-верти как вздумается. Даже одна запятая очень много значит и в корне изменяет смысл высказывания ("казнить нельзя помиловать").

Другая особенность нашего языка – это возможность выражать тонкие оттенки однокоренными словами. Например, лошадь – это лошадь. Лошадка – это забавное, маленькое и очаровательное существо. Лошадёнка – это усталая и взмыленная скотинка. Если хочется назвать лошадь ласково, то надо назвать её лошадушкой, а если надо поименовать большое и неуклюжее животное, то это будет лошара.

Чопорный английский сэр очень мало что сможет сделать с именем своей ненаглядной Мэри. А русский что сможет сделать со своей Марией? Да образовать целый сонм ласковых имён: Марийка, Марья, Маруля, Маруся, Муся, Марюша, Маша, Машаня, Машуля, Машуня, Машута и десятки других производных. Если же он на свою Машу рассердится, то к услугам буква "к": Машка – это огрублённое от имени "Мария" (а в другом смысле – это одна из ласковых форм обращения).

В русском языке больше исключений, чем правил. Например, слово "жарен(н)ый" надо писать с одним Н, если это прилагательное ("жареное мясо"), и с двумя, если это страдательное причастие и вдобавок сопровождается наречием. В этом случае можно ещё добавить и приставку: "хорошо зажаренный гусь". Правила, разумеется, мало кто знает. Всё пишется интуитивно. Другая головная боль – это пунктуация. Надо просто помнить, что перед придаточным предложением должна стоять запятая. Есть там пауза, или нет там паузы, а запятую ставить надо. Зачем? Потому что надо и всё тут.