Азы эриксоновского гипноза

Главная идея эриксоновского гипноза заключается в следующем. Словами взаимопонимания не установишь. Слова отскакивают от собеседника, как от стенки горох. Даже самые логичные и аргументированные речи имеют КПД — ноль. Если...

Если Вы не вошли с собеседником в резонанс, если между Вами не установилась стихийная эмпатическая связь, эмпатическое сопереживание. Если нет того, что на профессиональном языке психологов и психиатров называется «раппорт». Раппорт — есть, контакт — возможен. Раппорта нет — все перлы красноречия — впустую.

Если люди случайно совпадают друг с другом, то им повезло. А если не совпадают (что бывает чаще всего), то только потеряют время и эмоции, а результат их совместного труда будет плачевным. 

Эриксоновский гипноз использовался психиатрами для работы с больными тяжёлой формой невроза, для выведения кататоников из кататонического ступора, для «разговаривания» клинических интровертов и много ещё для чего. А потом внезапно все поняли, что так общаться нужно не только врачам с пациентами, но, скорее, людям друг с другом в обыденной жизни, тогда и пациентов будет меньше.

Итак, от какой идеи отталкивается эриксоновский гипноз, мы рассказали. А чему же он учит? Идея тоже проста.

Она базируется на, в общем, банальной мысли о том, что «продемонстрировать легче, чем объяснить». Сам Милтон Эриксон так и говорил: «Гипноз — это передача образов». Образов, а не слов и абзацев, заметьте. То есть, картинок. Это работает так: вместо того, чтобы говорить человеку, как ты его любишь и понимаешь, покажи это... А как показать? Вот об этом мы сейчас подробно и расскажем.

Предположим такую картину. Человеку — плохо, а к нему подходит «весельчак» и задорно говорит: «Ну чего сидим, сопли жуём?» Станет ли от этого человеку лучше? Он только разозлится или уйдёт в более глубокий ступор, если это возможно.

Однако ошибку совершают и те, кто бережно подсаживается к грустящему и начинает жевать сопли вместе с ним. Ошибка в том, что на этом сочувствующий считает свою миссию выполненной. Какая польза тонущему, в том, что Вы прыгнете к нему в речку и станете душевно тонуть вместе с ним, разделяя все его тяготы? Никакой. Прыгнули, ну так тяните же его на берег!

Методика спасения утопающих называется в эриксоновском гипнозе термином «присоединение»- «ведение». Существует три основных невербальных (не использующих речь) и вербальные (речевые) методы присоединения к собеседнику. Рассмотрим их.

Первый способ невербального присоединения — копирование (на специальном жаргоне психотерапевтов - «отзеркаливание») позы собеседника.

Все мы знаем типичные позы, которые красноречиво говорят о замкнутости — сложенные на груди руки, перекрещенные ноги... Но как мы на это реагируем? «Ага, он замкнулся, ему что-то не нравится, он чего-то боится! Ай-яй-яй». И что? Если мы хотим раскрепостить человека, то нужно действовать.

Увидев замкнутую позу, точно копируем эту замкнутую позу (присоединение). Через пару минут «размыкаем» себя, и собеседник «размыкается» вслед за нами (ведение). Всё. Так просто.

Второй способ невербального присоединения — копирование ритма дыхания собеседника. Этот способ отлично работает тогда, когда нужно успокоить человека. (Например). Или наоборот.

Частое дыхание — частое дыхание (присоединение). Затем Вы начинаете дышать равномерно и собеседник копирует Вас, начиная дышать так же равномерно.

Единственно, чего не рекомендуют делать психиатры, это копировать нарушенное, больное дыхание — это вредно для Вас самих. В этих случаях специалисты качают пальцем или ногой в ритм чужого дыхания. Но экспериментировать любителям не советую.

Третий способ невербального присоединения — копируем жесты (их ещё называют «микродвижения») собеседника. Дёргаем уши, щиплем себя за нос, трём подбородок — всё что угодно. Но только помните: чувство меры и вкуса не должно Вас покидать никогда! Иначе собеседник подумает, что Вы его передразниваете. А ещё он может подумать, что Вы вчера узнали о том, что такое эриксоновский гипноз и бросились экспериментировать.

Вербальное (словесное) присоединение до смешного просто. Я не буду сейчас рассказывать о том, что эриксоновская теория делит всех людей на три типа: визуалы, аудиалы и кинестетики, и не буду говорить о вытекающих отсюда способах, которыми эти три типа выражают свои мысли. Об этом, если хотите, мы поговорим как-нибудь отдельно. Расскажу же я о двух самых простых техниках, доступных всякому интересующемуся без тренировок.

Итак, первая техника вербального присоединения. В поэзии эта техника находит своё выражение в самом красивом жанре, который называется «венок сонетов». В чём суть этого ёжика?

Автор (или авторы, как в нашем случае) пишет первый сонет. А затем пишется второй сонет. Они взаимосвязаны. Как? Последняя строчка первого сонета является первой строчкой следующего за ним сонета. А самый-самый последний сонет цикла «венок сонетов» имеет своей последней строчкой — первую строчку первого сонета. Венок завершён. Венки сонетов — это самое прекрасное в мировой поэзии, потому что они демонстрируют абсолютную гармонию. Демонстрируйте её и Вы. Подхватывайте последнюю фразу собеседника, делая её своей первой фразой. 

И, наконец, вторая техника вербального присоединения. Используйте в своей речи все необычные слова и речевые обороты, которыми Ваш собеседник украшает свою речь. Но без издёвки и иронии. Если Вы не можете серьёзно повторить за собеседником его словечко или фразочку, не надо. Если Вам неизвестно значение этого слова — не вздумайте повторять, лучше спросите, что оно означает. Ваш интерес к собеседнику должен звучать естественно. (Вот сейчас я выразилась как аудиал!)

А звучит это примерно вот так (А сейчас я подхватила свою последнюю реплику):
? Это ты моё яблоко сточила? (Гневный собеседник)
? Ой, я не только твоё яблоко сточила, но и круассан твой сточила. (Вы, радостно)
? Да ладно, на здоровье (Оттаявший собеседник)

Самый же элементарный способ вербального присоединения сформулирован самим Эриксоном кратко и исчерпывающе: «если Вы хотите, чтобы человек рассказал Вам о своём брате... расскажите ему о своём!»